Привет, Гость ! - Войти
- Зарегистрироваться
Персональный сайт пользователя Хучи Кучи: x9.www.nn.ru  
портрет № 127759 зарегистрирован более 1 года назад

Хучи Кучи

он же Никтоникто по 19-01-2016
он же Хучи Кучи по 26-12-2014
он же Хучи Кучи Мэн по 19-04-2013
настоящее имя:
Игорь Владимирович Муравьев
популярность:
5099 место -8↓
рейтинг 2524 ?
Уровни Хучи Кучи на других форумах
7 уровень
Привилегированный пользователь 7 уровня
Портрет заполнен на 100%

    Статистика портрета:
  • сейчас просматривают портрет - 0
  • зарегистрированные пользователи посетившие портрет за 7 дней - 1

Отправить приватное сообщение Добавить в друзья Игнорировать Сделать подарок
Блог   >  

- Понимаешь, Пух, - сказал я, - мн...

  27.04.2011 в 11:11   213  

- Понимаешь, Пух, - сказал я, - многие люди, по-видимому, не знают, что такое даосизм. ..
- Да? - сказал Пух, хлопая ресницами.
- Для того эта глава и нужна - чтобы дать кое-какие объяснения.
- А-а, понятно, - сказал Пух.
- И самый простой для нас способ сделать это - отправиться на минутку в Китай.
- Что? - сказал Пух, широко раскрыв глаза от удивления. - Прямо сейчас?
- Конечно. Все, что нам нужно сделать - это откинуться назад, расслабиться, - и мы уже там.
- А-а, понятно, - сказал Пух.
Давайте представим, что мы идем по узкой улочке в большом китайском городе и натыкаемся на небольшую лавочку, в которой продаются свитки с классической живописью. Мы заходим внутрь и просим показать нам что-нибудь аллегорическое - скажем, что-нибудь юмористическое, но с каким-нибудь Глубоким Смыслом. Хозяин лавочки улыбается, "У меня есть как раз то, что вам нужно", - говорит он нам. "Копия 'Дегустаторов уксуса'!" Он ведет нас к большому столу и разворачивает свиток, чтобы мы могли его хорошенько рассмотреть. "Простите, я должен отлучиться на минутку", - говорит он и уходит вглубь магазинчика, оставляя нас наедине с картиной,
Хотя видно, что это совсем свежая копия, мы знаем, что оригинал был написан очень давно. Правда, точное время его создания неизвестно.
На картине мы видим трех человек, стоящих вокруг чана с уксусом. Каждый из них обмакнул палец в уксус и пробует его на вкус. По выражению их лиц сразу видно, как они оценивают уксус. Так как картина аллегорична, мы должны понимать, что это не простые дегустаторы уксуса, а представители "Трех Учений" Китая и что уксус, который они пробуют, символизирует Сущность Жизни. Три мастера - это Кун Фу-цзы (Конфуций), Будда и Лао-цзы, автор древнейшей из существующих книг о даосизме, У первого кислое выражение лица, у второго - горькое, а на лице третьего сияет улыбка.
Конфуцию жизнь казалась кислой. Он думал, что настоящее утратило связь с прошлым и что нынешнее правление человека на земле идет вразрез с Путем Неба, которому следует вся вселенная. Поэтому он придавал особое значение почитанию предков, а также древних ритуалов и церемоний, в которых император, Сын Неба, действует как посредник между безграничным Небом и ограниченной землей. В конфуцианстве использование строго продуманной музыки, предписанных шагов, действий и фраз дополнялось чрезвычайно сложной системой ритуалов, каждый из которых использовался для определенной цели и в строго определенное время. Про Конфуция ходила поговорка: "Если циновка лежит неровно, Мастер ни за что на нее не сядет". Вот какие нелепые вещи творились при конфуцианстве!
Для Будды, второй фигуры на картине, жизнь на земле была горькой, полной привязанностей и желаний, которые вели к страданиям. Мир представлялся ему механизмом, расставляющим капканы, генератором иллюзий, вращающимся колесом боли для всех созданий. Ревностные последователи Будды полагали, что покой можно найти, только вырвавшись за пределы этого "бренного мира" и достигнув Нирваны, буквально, состояния "безветрия". Хотя оптимистический подход китайцев существенно изменил буддизм, попавший к ним из Индии, благочестивые буддисты, тем не менее, частенько замечали, что путь к Нирване для них прегражден "горьким ветром" каждодневного существования.
Согласно учению Лао-цзы, каждый в любой момент может достичь гармонии, с начала начал существующей между небом и землей, но только не с помощью ритуалов, как в конфуцианстве. В своем трактате "Дао дэ цзин" ("Книга о Пути и Силе") он писал, что земля, в сущности, является отражением неба, и управляется она теми же самыми законами, которые, правда, не имеют ничего общего с законами людей. Эти законы влияют не только на вращение далеких планет, но и на пение птиц в лесу, и на рыбу в море. По словам Лао-цзы, чем больше человек вмешивается в природное равновесие, поддерживаемое универсальными законами, тем больше он удаляется от гармонии. Чем больше усилий, тем больше проблем. Все уже обладает своей собственной природой, независимо от того, тяжелое оно или легкое, мокрое или сухое, быстрое или медленное. И эту природу нельзя изменить насильно, не причиняя при этом вреда. Когда извне насаждаются какие-то надуманные правила, борьба неизбежна. Тогда-то жизнь и становится кислой.
Для Лао-цзы жизнь была не механизмом, расставляющим капканы, а учителем, преподающим ценные уроки, Необходимо эти уроки усвоить, так же как законам надо следовать, и тогда все будет хорошо. Вместо того, чтобы отворачиваться от "бренного мира", Лао-цзы советовал "слиться с бренностью мира". То, что действует за пределами всех вещей на небе и на земле, он назвал Дао, "Путь". Основной принцип учения Лао-цзы заключается в том, что Путь вселенной нельзя адекватно описать словами, и что попытка сделать это станет лишь очередной концепцией для человеческого разума, которая только еще больше запутает. Все же природу Дао можно постичь, но не интеллектуально, а лишь следуя Дао, растворившись в нем.
В ходе веков классическое учение Лао-цзы постепенно развивалось и вылилось в три религиозных течения: философское, монашеское и простонародное, Все они могут быть включены в общее понятие даосизма. Но основное проявление даосизма, о котором идет речь в этой книге, - это просто тотальное приятие, способность действовать спонтанно и гармонично взаимодействовать со всем тем, что происходит в повседневной жизни. С точки зрения даосизма, естественным результатом такого гармоничного существования будет счастье. Можно сказать, что самой заметной чертой даосского характера является счастливая безмятежность и что тонкое чувство юмора легко обнаружить даже в самых глубоких даосских трактатах, таких как "Дао дэ цзин", насчитывающий уже две с половиной тысячи лет. В сочинениях другого даоса Чжуан-цзы безмятежный смех бьет ключом, как вода из фонтана.
- А какое это имеет отношение к уксусу? - спросил Пух.
- А разве я только что это не объяснил ? - сказал я.
- Не думаю, - сказал Пух.
- Ну хорошо, тогда сейчас объясню.
- Вот так бы сразу, - сказал Пух.
Почему Лао-цзы улыбается на картине? В конце концов, тот уксус, который символизирует жизнь, должен иметь неприятный вкус, судя по выражению лиц Будды и Конфуция. Но благодаря гармоничному взаимодействию с жизненными обстоятельствами, даосское понимание изменяет то, что другие воспринимают как негативное, во что-то позитивное. С точки зрения даосов, горечь и разочарование исходят от назойливого и неблагодарного ума. Сама по себе жизнь, если ее понять и принять такой, какая она есть, имеет сладкий вкус. В этом и заключается смысл, заложенный в картине "Дегустаторы уксуса".
- Сладкий? В смысле - как мед? - спросил Пух.
- Ну, может не такой уж сладкий, - сказал я. - Это было бы чересчур.
- Предполагается, что мы все еще в Китае? - осторожно спросил Пух.
- Нет, мы покончили с объяснениями и теперь снова вернулись за наш стол.
- Уф-ф.
- Мы как раз вовремя, чтобы чем-нибудь подкрепиться, - добавил он, направляясь к БУФЕТУ.